Rss для Webcardio.org WebCardio.ORG в twitter WebCardio.ORG в FaceBook WebCardio.ORG на Youtoube WebCardio.ORG на Linkedin

Електронний науково-практичний журнал про кардіологію
14.08.2018

«Компания Alvogen была создана в 2009 году и всего за несколько лет сделала огромный прорыв в фармацевтической индустрии. Успех компании обеспечили инновационная бизнес-модель, динамичное развитие и фокус на результат.

«Фармацевтична фірма «Дарниця»

STADA CIS

Компанія Берлін-Хемі, підрозділ компанії Менаріні Груп. Менаріні Груп

Gedeon Richter

07.07.2011 21:55
Версія для друку
  • RSS

Лечения больных сахарным диабетом и сердечной недостаточностью  

 

Выбор ингибитора АПФ – залог успеха лечения больных сахарным диабетом и сердечной недостаточностью

Бобров В.А., Давыдова И.В. кафедра кардиологии и функциональной диагностики НМАПО им. П.Л.Шупика

Ключевые слова: сердечная недостаточность, сахарный диабет, ингибиторы АПФ, лечение

В последние годы о сахарном диабете (СД) говорят как об одной из  самых серьезных проблем человечества.   Согласно данным, опубликованным в 1995 г., СД страдают около 4% (135 миллионов) жителей планеты, а к 2025г. его распространенность предположительно возрастет на 5,4%, что означает более чем двукратное увеличение (до 300 миллионов) количества больных с этим заболеванием (6). Среди жителей планетыкаждые 24 часа:  2 200 случаев будут диагностированы, 512 пациентов умрут,  66 пациентов ослепнут,  77 пациентов диагностируют с хронической почечной недостаточностью (ХПН),  153 пациентам будет произведена ампутация стоп (9,10).

В Украине зарегистрировано свыше 1 млн. больных СД. Если средний показатель заболеваемости  СД в нашей стране несколько лет тому назад составлял 146,5 на 100тыс. населения, то по результатам 2002 года он вырос до 158. Таким образом, реально в Украине около 2-2,5 млн. больных СД, что представляет медико-социальную проблему в свете глобальной пандемии распространенности сердечно-сосудистых заболеваний в мире (4).   

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) – неизменный спутник СД. Среди больных СД 2-го типа, который, как правило, развивается во второй половине жизни, сердечно-сосудистая заболеваемость и смертность в 3 раза выше, чем среди людей того же возраста, не страдающих СД. В целом около 80% больных СД умирают вследствие сердечно-сосудистых заболеваний: 65% - от ИБС, 15% - от инсульта.(33).

В исследовании ReykjacikStudyизучалась распространенность комбинации СД и сердечной недостаточности (СН), которая составила 0,5% среди мужчин и 0,4% среди женщин и увеличивалась с возрастом. СН обнаруживалась у 12% больных СД и у 3% лиц без СД (53).У мужчин, страдавших СД в течение 18 лет, заболеваемость СН в 2 раза выше, чем у лиц без СД; у женщин – в 5 раз выше. В общей популяции лиц пожилого возраста с ХСН сахарный диабет встречается в 9,6% случаев (13).

В эпидемиологическом российском исследовании ЭПОХА-ХСН определено, какие заболевания чаще приводят к развитию СН. Ведущие позиции занимают АГ, хронические формы ИБС и сахарный диабет, который в сочетании с АГ считается одной из главных причин СН.

Среди пациентов с СН наличие СД 2-го типа является весомым фактором ухудшения прогноза. Например, по данным исследования MERIT-HF, смертность и частота госпитализаций по поводу СН в течение года были значительно выше при наличии СД, чем у сравнимых пациентов с СН без СД (29,2 против 19,6%). Лица с СД 2-го типа имеют значительно более высокий риск развития СН по сравнению с теми, кто не имеет диабета, причем этот риск оказывается более высоким даже с учетом таких традиционных факторов неблагоприятного сердечно-сосудистого прогноза, как АГ, дислипидемия и курение (52). Нарушения систолической функции левого желудочка выявляются, по данным эпидемиологических исследований, более чем у 50% лиц с СД. С другой стороны, нарушения метаболизма глюкозы найдены у 43 % больных с СН. В недавнем анализе N.Suskin et al. (2000) отмечено, что при каждом повышении уровня гликозилированного гемоглобина на 1% риск развития СН возрастает на 8% (15).

           Объяснить такое частое сочетание этих двух патологий можно на основании исследования Swanetal.(1997), в котором показана прямая взаимосвязь: чем сильнее выражена СН, тем ниже чувствительность тканей к инсулину, то есть СН самостоятельно приводит к снижению  чувствительности тканей к инсулину (16). Сначала генетические факторы, возраст, пол, ожирение, малоподвижный образ жизни ведут к инсулинорезистентности, которая, в свою очередь, способствует развитию гиперинсулинемии, а затем – к типичным изменениям сердечно-сосудистой системы: гипертрофии миокарда левого желудочка, атеросклерозу, специфической дислипидемии. Далее происходят деактивация ренин-альдостероновой системы, поражение миокарда и развитие ХСН. Таким образом, формируется «замкнутый круг» (19,48).

Принимая во внимание тесную связь между сердечно–сосудистой патологией и СД, последний, с точки зрения сердечно–сосудистой медицины, следует рассматривать, по мнению AHA, как сердечно–сосудистое заболевание (17).

В исследовании MRFIT(MultipleRiskFactorInterventionalTrial) установлено, что наличие СД и инсулинорезистентности в  3 (!)  раза усиливает  влияние традиционных факторов риска кардиальной смертности таких как: холестерин, систолическое АД и курение (52).Наибольший риск развития повторного ИМ был констатирован у пациентов с СД и перенесенным ИМ в анамнезе, наименьший – у пациентов без СД и без ИМ. При этом, риск возникновения повторного ИМ у пациентов с СД ( без ИМ в анамнезе) был сопоставим с группой пациентов, которые перенесли ИМ , но при этом не болели СД. Эти данные подтверждают тот факт, что наличие СД является независимым и очень серьезным фактором риска развития  СС осложнений.

Сахарный диабет – серьезный прогностический фактор кардиоваскулярной смертности у пациентов с дисфункцией левого желудочка (20,41). Нарушение толерантности к глюкозе, даже в предиабетической стадии, связано с прогрессивным развитием различных нарушений, которые оказывают неблагоприятное влияние на выживаемость и предрасположенность к внезапной сердечной смерти.Поэтому в последние годы микрососудистые заболевания и нефропатия определены как индикаторы повышенного риска внезапной сердечной смерти у пациентов с СД (22,23, 46).

              Лечение сердечной недостаточности при СД

Лечение гипергликемии у пациентов с сочетанием СН и СД предупреждает преимущественно микроваскулярные осложнения. В исследовании UKPDS (Проспективное исследование диабета в Великобритании) впервые было убедительно продемонстрировано, что эффективный контроль уровня глюкозы в плазме значительно (на 25%) уменьшает риск микроваскулярных осложнений, связанных с диабетом, особенно ретинопатии. В то же время на частоту макроваскулярных осложнений (инфаркта миокарда, инсульта, атеросклероза периферических сосудов) лечение не оказывало достоверного влияния, хотя и было отмечено некоторое уменьшение количества случаев инфарктов в группе интенсивного лечения сахароснижающими препаратами (48).

При развитии СД 2 типа часто отмечаются поражения органов–мишеней в виде ремоделирования левого желудочка, а также микроальбуминурии, поражения сосудов глазного дна, сниженной эластичности и увеличенной жесткости сосудов. Поэтому, выбирая препарат для длительной терапии, необходимо, чтобы он обладал высокой органопротективной способностью. Такими свойствами в наибольшей степени обладают ингибиторыангиотензин-превращающего фермента (иАПФ).

Благоприятное влияние ингибиторов АПФ на отдаленный прогноз больных СД с дисфункцией левого желудочка, обусловленной перенесенным инфарктом миокарда, показал подгрупповой анализ исследований, в которые были включены подобные пациенты (30,37). Так, в исследовании Heart Outcomes Prevention Evaluation (HOPE) прием рамиприла больными СД с нормальной функцией левого желудочка и хотя бы с одним из основных факторов риска ИБС, сопровождался снижением на 25% вероятности развития сердечно–сосудистых осложнений (инфаркта миокарда, инсульта и смертности от сердечно–сосудистых заболеваний). Подобное действие препарата не было связано с его влиянием на АД (22). Оценка результатов исследования HOPE позволила высказать предположение о необходимости назначения ингибиторов АПФ всем больным ИБС в сочетании с СД 2 типа.

На основании данных, полученных в больших рандомизированных исследованиях, ИАПФ рекомендуются в качестве терапии первого ряда у больных СД с симптомами (или без симптомов) СН для уменьшения выраженности дисфункции ЛЖ   (Iкласс рекомендаций, уровень доказательности-С).

Данные клинических исследований, проведенных в последнее десятилетие, показали эффективность гипотензивной терапии в профилактике сердечно–сосудистых заболеваний, в том числе ИБС и СН, у больных СД 2 типа (43,46,48). У них в сравнении с пациентами без СД к лечению артериальной гипертонии требуется более агрессивный подход. Согласно последним рекомендациям Joint National Committee on Prevention, Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Pressure, артериальную гипертонию следует диагностировать при более низком, чем у больных без СД, уровне артериального давления (АД), равном 130/85 мм рт.ст., и сразу же назначать гипотензивную терапию (27,49).

По мнению ADA, целью лечения артериальной гипертонии у пациентов с СД является достижение еще более низких цифр АД – <=130/80 мм рт.ст. (51).Больным с уровнем систолического АД 130–139 мм рт.ст. или диастолического АД 80–89 мм рт.ст. необходимо дать рекомендации по изменению образа жизни и соблюдению диеты. Если эти меры по истечении 3–х месяцев не дают желаемого результата, следует назначить медикаментозную терапию. Применение гипотензивной терапии показано всем больным СД с уровнем АД >=140/90 мм рт.ст. (24,34).

Самой распространенной причиной развития хронической почечной недостаточности в социально–экономически развитых странах является диабетическая нефропатия, которая выявляется у 1/3 пациентов, нуждающихся в заместительной терапии функции почек. Наличие артериальной гипертензии значительно увеличивает скорость развития почечной дисфункции у больных диабетической нефропатией (28,50).Трудности изучения диабетической нефропатии у больных СД 2 типа обусловлены как неопределенностью времени начала заболевания, так и тем обстоятельством, что специфическое поражение почек накладывается на имеющиеся почечные заболевания и на структурные и функциональные возрастные изменения почек (35,40). На момент установления диагноза СД 2 типа у 17–30% больных выявляется микроальбуминурия, у 7–10% –протеинурия, у 1% – хроническая почечная недостаточность (36).
При условии своевременного назначения терапии микроальбуминурия – единственная обратимая стадия диабетической нефропатии. В противном случае у 80% больных СД 1 типа и 40% с СД 2 типа и микроальбуминурией развивается выраженная диабетическая нефропатия (44).

Современная нефропротекция представляет собой комплекс лечебных мероприятий, прежде всего лекарственных, направленных на торможение прогрессирования поражения почек и предупреждение (или замедление темпов развития) хронической почечной недостаточности. Основу этой стратегии составляют ингибиторыангиотензин-превращающего фермента, защитный эффект которых обусловлен снижением внутри-клубочкового давления и протеинурии, а также внутрипочечным образованием ангиотензина II, который оказывает фиброгенное действие (38).
Еще одной проблемой при лечении больных с СД и СН является возникновение  новых случаев СД (42,45). Убирая один фактор риска (сердечную недостаточность), мы как бы инициируем появление другого (сахарного диабета).  При терапии иАПФ продемонстрировано предупреждение возникновения новых случаев СД (8).Так, в исследовании CAPPPвозникновение новых случаев СД уменьшилось на 30%, ASCOT- 32%, CHARM - 40%, SOLVD - 78%.

        Ингибиторы АПФ при СН и СД    

Имеющиеся в настоящий момент сведения не позволяют делать категоричных утверждений о преимуществе в лечении пациентов с СД 2 типа и СН препаратов какой–либо одной лекарственной группы. Тем не менее, с учетом многочисленных свидетельств о положительном влиянии ингибиторов АПФ на течение макро– и микроангиопатии, их следует считать препаратами первого выбора (11,27). В отличие от b–адреноблокаторов и диуретиков они не только не оказывают атерогенного действия, не усугубляют инсулинорезистентность тканей, нарушения толерантности к глюкозе, но и благоприятно влияют на эти метаболические показатели. В частности, у больных, страдающих инсулинонезависимым сахарным диабетом, применение иАПФ позволяет снизить уровень гликемии и уменьшить потребность в сахароснижающих препаратах.
ИнгибиторыАПФ обладают также урикозурической эффективностью (диуретики, например, вызывают противоположное действие) (3).

Преимущества иАПФ по сравнению с блокаторами кальциевых каналов при лечении больных артериальной гипертензией с наиболее выраженными формами метаболического синдрома (инсулинонезависимым сахарным диабетом) на сегодняшний день можно считать доказанными. Так, в рандомизированном исследовании ABCD (Appropriate Blood Pressure Control in Diabetes) в ходе пятилетнего проспективного наблюдения было установлено, что частота инфарктов миокарда значимо выше при лечении подобных больных блокаторами кальциевых каналов (нисолдипин) по сравнению с терапией иАПФ (эналаприл). В данном исследовании преимущества эналаприла доказаны и по отношению к общей частоте сердечно–сосудистых осложнений(26). Данные о превосходстве иАПФ по сравнению с блокаторами кальциевых каналов и другими классами гипотензивных препаратов были получены также в исследованиях FACET и CAPPP (21,47). На основании последнего был сделан еще один важный, сенсационный вывод: длительное лечение каптоприлом больных, страдающих артериальной гипертензией, приводит к достоверному снижению числа вновь возникших случаев сахарного диабета. Другими словами, выяснилось, что каптоприл, как и, очевидно, группа иАПФ в целом, обладает профилактическим эффектом в отношении сахарного диабета.

На сегодняшний день иАПФ, благодаря новым мощным аргументам доказательной медицины, рассматриваются в более широком терапевтическом аспекте – в качестве эффективных средств борьбы с сердечно–сосудистой заболеваемостью и смертностью. По данным ряда масштабных плацебо–контролируемых исследований (SOLVD, SAVE, CAPPP, ELIT) cтало очевидно, что длительное применение иАПФ способствует значительному снижению риска как несмертельных, так и фатальных сердечно–сосудистых катастроф (18,21,46,47). Однако значительно меньше внимания уделяется тому обстоятельству, что в ряде исследований при длительном применениииАПФ наблюдалось снижение смертности не только от сердечно–сосудистой патологии, но и общей смертности, то есть смертности от некардиальных причин. Как известно, в большинстве социально–экономически развитых стран, где проводились эти исследования, такими причинами являются опухолевые заболевания и сахарный диабет.

 Многообразные органопротективные действия иАПФ дополняются также метаболическими эффектами: синтез липопротеидов высокой плотности увеличивается, тогда как синтез триглицеридов снижается и происходит усиленный распад липопротеидов очень низкой плотности (31).Лечение ИАПФ оказывает положительное влияние на показатели метаболизма углеводов и чувствительность периферических тканей к инсулину, что, вероятно, связано с прямым действием ИАПФ – снижением концентрации ангиотензина II и повышением уровня в крови кининов (7). Ангиотензин II является конкурентным антагонистом инсулина, кинины повышают стимулированный инсулином периферический захват глюкозы клетками, ускоряют ее окисление и снижают продукцию эндогенной глюкозы. ИАПФ способны восстанавливать ранний пик секреции инсулина (29).

Таким образом, иАПФ сочетают в себе целый ряд преимуществ: гипотензивная эффективность, низкая частота побочных эффектов, доказанное кардио–, вазо– и нефропротективное действие, улучшение качества жизни больных, снижение частоты сердечно–сосудистых осложнений. На фоне терапии ингибиторамиАПФ не происходит неблагоприятных изменений в углеводном, липидном обменах, уровне мочевой кислоты.

        Какой ингибитор АПФ выбрать?

Наличие большого количества иАПФ ставит перед клиницистами сложную задачу выбора конкретного препарата конкретному больному. Поскольку главным в действии иАПФ является их способность улучшать прогноз заболеваний, принципиально важно, в одинаковой ли степени эта способность присуща всем препаратам этой группы.
 По мнению C. Furberg, на сегодняшний день лишь несколько иАПФ могут считаться препаратами с доказанным действием у больных с СД и сердечно-сосудистой патологией, и именно им следует отдавать предпочтение в клинической практике.

Поскольку механизм действия у всех иАПФ одинаков, их основные эффекты являются класс–специфичными, но существуют значительные различия в отношении способности связываться с АПФ в тканях и по фармакокинетическим свойствам. Для большинства из них характерен пролонгированный эффект, более высокая ингибирующая АПФ активность, различные фармакокинетические свойства. Тем не менее, фармако-динамические эффекты этих препаратов сходны между собой.

Одним из представителей последней (третьей) генерации иАПФ является фозиноприл (Фозикард и др.). Подверженность трансформации в активный метаболит не только в печени, но и в слизистой ЖКТ делает фозиноприл более быстрым и «доступным к употреблению» препаратом, чем другие метаболизирующие иАПФ (12).

Кроме того, благодаря значительному участию внепеченочных путей метаболической трансформации, фармакокинетика фозиноприла менее зависима от состояния печени, что проявляется в клинике стабильностью эффектов уже с первой дозы вне зависимости от сопутствующих заболеваний ЖКТ, возраста больного и т.д.(25).          Огромным преимуществом фозиноприла является его сбалансированный двойной путь выведения из организма – почечная экскреция с мочой и печеночная деградация активных метаболитов с последующим удалением их с желчью через желудочно-кишечный тракт. Важно то, что участие обоих путей в выведении фозиноприлата примерно одинаково и они взаимокомпенсируют друг друга (14).   При наличии почечной недостаточности фозиноприл (Фозикард) почти полностью элиминируется через ЖКТ, что практически снимает все ограничения на его применениеу больных с нарушенной функцией почек.   При длительном применении фозиноприл, как и другие иАПФ, замедляет снижение скорости клубочковой фильтрации у больных с диабетической нефропатией и другими диффузными заболеваниями почек, предотвращаяразвитие хронической почечной недостаточности (39).

Фозиноприлат обладает высокой липофильностью, что облегчает проникновение препарата через клеточные мембраны во все «заинтересованные» органы (сердце, сосуды, почки, легкие и надпочечники) и позволяет эффективно подавлять активность не только циркулирующей, но и тканевой ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (5).              Кроме того, фозиноприл (Фозикард) удобен в применении, хорошо сочетается с диуретиками (потенцирование эффекта). Однократный прием обеспечивает 24–часовой контроль АД. Фозиноприл – единственный иАПФ, дозу которого не нужно менять у пожилых больных.

Уникальным качеством фозиноприла, отличающим его от других иАПФ, является хорошая переносимость. По данным плацебо-контролируемых исследований (25), у больных с ХСН II-IV функционального класса по классификации NYHA частота побочных эффектов при применении фозиноприла и плацебо практически не отличалась. Отмечается крайне низкая частота возникновения сухого кашля. Более того, имеются доказательства, что сухой кашель, вызываемый другими иАПФ, ослабевает или даже полностью исчезает при переходе на фозиноприл (12,14). Также при его применении наблюдается меньшее число клинических и биохимических побочных эффектов, особенно в «группах риска» – у пожилых гипертоников (32) или больных сахарным диабетом (47).                 Окончание 20 века и начало нынешнего связано с широким внедрением в кардиологии позиций доказательной медицины.  Рассмотрим имеющуюся на сегодняшний день доказательную базу в отношении одного из иАПФ – фозиноприла.

Наиболее показательны в этом плане результаты исследования FACET, в котором сравнивали клиническую эффективность, влияние на биохимические показатели и конечные точки фозиноприла и антагониста кальция амлодипина у больных с инсулиннезависимым сахарным диабетом и артериальной гипертонией (47). За 3 года терапии при примерно равном контроле за артериальным давлением (АД), в группе фозиноприла отмечалось достоверно меньше смертельных исходов, инфарктов микарда и инсультов, чем на фоне терапии амлодипином (14% против 27%, соответственно p=0,027).

Отдельный интерес представляет исследование FAMIS, в котором фозиноприл применяли у больных, перенесших ОИМ и не имевших никаких признаков левожелудочковой дисфункции (ФВ>45%). Даже в этой группе пациентов наименьшегориска фозиноприл оказался весьма эффективным и достоверно снижал риск смерти и развитие выраженной ХСН (III-IV ФК) на 36,2% (2).

R. Fogari и соавт. (2002 г.) показали достоверное снижение уровня альбуминурии при назначении фозиноприла у больных СД, а также уменьшение экскреции с мочой одного из маркеров эндотелиальной дисфункции – сосудистой молекулы адгезии VCAM-1.
Опубликованные результаты исследования PHYLIS (54) продемонстрировали тормозящий эффект терапии фозиноприлом на прогрессирование атеросклероза сонных артерий у больных с АГ.
Исследование по безопасности фозиноприла у пациентов с АГ и СН, при наблюдении более 1 года показало, что общие побочные реакции были мягкими и преходящими, а их частота не была связана с рекомендуемой дневной дозой. У пациентов старше 65 лет не выявлено различий в частоте возникновения побочных реакций  по сравнению с молодыми пациентами.
В ходе программы ФАГОТ (Фармакоэкономическая оценка использования иАПФ  в амбулаторном лечении больных Артериальной Гипертонией Осложненного Течения)  было доказано, что фозинаприл обладает лучшими ценовыми характеристиками (с точки зрения стоимости достижения целевого уровня АД) по сравнению с другими режимами антигипертензивной терапии (1).При интегральной оценке фармакоэкономики показано, что применение ингибиторов АПФ является самым дешевым и доступным способом адекватного улучшения качества жизни больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Всложившейся социально-экономической ситуации в Украине широко используются генерические препараты, т. к. применение генериков не только позволяет значительно снизить затраты на лечение, но и делает доступной терапию новыми современными молекулами. Так, по данным опроса  Пифагор (Россия), более 60% назначений составляют именно генерические лекарственные средства.При этом далеко не все генерики по эффективности и безопасности соответствуют оригинальным препаратам.

На фармацевтическом рынке Украины появился новый генерик фозиноприла (Фозикард), выпускаемый компанией Actavis (Исландия). Следует отметить, что, по данным обязательного предрегистрационного фармакокинетического исследования, предоставленным компанией Actavis, достигнуто практически полное соответствие профиля концентрации нового генерика фозиноприла (Фозикард) соригинальным препаратом. Проведенные с оригинальным препаратом фозиноприла (Моноприл, Bristol_Myers Squibb) многоцентровые международные (FACET, FEST, FAMIS и др.) и российские (ФЛАГ, ФАГОТ, ФАСОН) исследования подтвердили его высокую эффективность в лечении сердечно-сосудистых заболеваний, в т. ч. у больных с сахарным диабетом 2 типа.

Таким образом, ингибиторы АПФ – препараты первого ряда при терапии сердечно–сосудистой патологии у больных сахарным диабетом, эффективность и безопасность которых доказана целым рядом исследований. Фозиноприл (Фозикард) обладает уникальными фармакологическими свойствами, отличающими его от других ингибиторов АПФ, хорошо переносится больными и является безопасным лекарственным препаратом. Кроме того, он имеет целый ряд выгодных характеристик, отличающих его от других представителей этого класса препаратов.

ЛИТЕРАТУРА

    1. Журнал «Сердечная Недостаточность», «Российские программы оценки эффек-тивности лечения фозиноприлом больных с артериальной гипертонией и сердечной недостаточностью. Проект ТРИ Ф (ФЛАГ, ФАСОН, ФАГОТ)», сентябрь, том 4, № 5, 2003        2. Карпов Ю.А. Лечение артериальной гипертонии: выбор первого препарата. Русский медицинский журнал 2001; № 10: с. 396–400.
    3. Преображенский Д.В., Сидоренко Б.А. Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента в лечении поражений почек различной этиологии. Рус. мед. журн. 1998; 24: 1533—40.
    4. Стан здоров»я народу України у зв’язку із хворобами системи кровообігу та можливі шляхи його покращення. Аналітично-статистичний посібник для лікарів-кардіологів, ревматологів, терапевтів загальної практики / Під ред. В.М.Коваленка.-Київ,2004.-124с.

    5. Стрюк Р.И., Петрова Т.В., Орлова Т.А., Нагорнев С.Н. Клиническая эффективность фозиноприла у больных гипертонической болезнью в сочетании с метаболическими нарушениями // Кардиология. – 1999. – № 7. – С. 13-16.

    6. American Diabetes Association: Position Statement: Management of Dyslipidemia in Adults With Diabetes. DiabetesCare2003; 26 (Suppl. 1): S83–S86.

    7. American Diabetes Association: Position Statement: Treatment of Hypertension in Adults With Diabetes. DiabetesCare2003; 26 (Suppl. 1): S80–S82. (51)

    8. Arauz–Pacheco C., Parrott M.A., Raskin P. The Treatment of Hypertension in Adults Patients With Diabetes. TechnicalReview. DiabetesCare2002; 25: 134–147.

    9. Berdah J., Guest M., Salvador M. Study of the efficacy and safety of fosinopril in general practice in 19 435 hypertensive patients (FLIGHT Study) // Ann. Cardiol. Angiol. – 1998. – Vol. 47. – P. 169-175.

    10. Betteridge D.J. Epidemiology of the Cardiac Complications of Type 2 Diabetes Mellitus. Medicographia2001; 23: 95–99.

    11. Bonneux L, Barendregt JJ, Meeter K et al. Estimating clinical morbidity due to ischaemic heart disease and congestive heart failure: the future rise of heart failure. Am J Public Health 1994; 84: 20–28.

    12. Deedwania PC. Clinical profile of fosinopril, a novel phosphinic acid ACE inhibitor, for the treatment of heart failure. Heart Failure 1995; 11:3.

    13. Eriksson H, Wilhemsen L, Coidahl K et al. Epidemiology and prognosis of heart failure. Z Kardiol 1991; 80 (suppl 8): 1–6.

    14. Ford NF. et al. Single-dose and steady-state pharmacokinetics of fosinopril and fosinoprilatin patients with hepatic impairment. - J Clin Pharmacol 1995; Feb (35): 145–50.
    15.Gerstein H.C. Epidemiology of Heart Disease in Diabetes. In: Stanley W.C., Ryden L. editors. The Diabetic Coronary Patient. London: Science Press, 1999: 3–12.

    16. Gray R.S., Fabsitz R.R., Cowan L.D., et al. Risk Factor Clustering in the Insulin Resistance Syndrome: the Strong Heart Study. Am J Epidemiol 1998; 148: 869–878.

    17. Grundy S.M., Benjamin I.J., Burke G.L., et al. Diabetes and Cardiovascular Disease. A Statement for Healthcare Professionals from the American Heart Association. Circulation 1999; 100: 1134–1146.

    18. Gustafsson I, Torp–Pedersen C, Kober L, et al. Effect of the angiotensin–converting enzyme inhibitor trandolapril on mortality and morbidity in diabetic patients with left ventricular dysfunction after acute myocardial infarction. Trace Study Group. Am Coll Cardiol 1999; 34:83–9.

19. Haffner S.M., Stern M.P., Hazuda H.P., et al. Cardiovascular Risk Factors in Confirmed Prediabetic Individuals: Does the Clock for Coronary Heart Disease Start Ticking Before the Onset of Clinical Diabetes? JAMA 1990; 263: 2893–2898.

20. Harris M.I. Health Care and Health Status and Outcomes for Patients With Type 2 Diabetes. Diabetes Care 2000; 23: 754–758.

21. Hansson L., Lindhol L.H., Niskanen L., et al. Effect of Angiotensin–Converting–Enzyme Inhibition Compared with Conventional Therapy on Cardiovascular Morbidity and Mortality in Hypertension: the Captopril Prevention Project (CAPPР) Randomized Trial. Lancet 1999; 353: 611–616.

22. Heart Outcomes Prevention Evaluation Study Investigators. Effects of ramipril on cardiovascular and microvascular outcomes in people with diabetes mellitus: results of the HOPE study and MICRO–HOPE substudy. Lancet2000; 22; 355:253–9.

23. Hoes AW, Mosterd A, Grobbee DE. Лекции по сердечной недостаточности под редакцией JGF Cleland. Эпидемиология и патофизиология сердечной недостаточности.

24. Ho KK, Anderson KM, Kannel WB et al. Survival after the onset of congestive heart failure in Framingham Heart Study subjects. Circulation 1993; 88: 107–115.

25. Hui KK. еt al. Pharmacokinetics of fosinopril in patients with various degrees of renal function. Clin Pharmacol and Therap 1991; 49: 457–67.
     26. Hypertension in Diabetic Study (HDS): Prevalence of Hypertension in Newly Presenting Type 2 Diabetic Patients and the Association with Risk Factors for Cardiovascular and Diabetic Complications. J Hyperten 1993; 11: 309–317.

27. Joint National Committee on Prevention, Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Pressure: The Sixth Report of the Joint National Committee on Prevention, Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Pressure (JNC VI). Arch Int Med 2003; 157: 2413–2446.

28. Jonas M, Reicher–Reiss H, Boyko V, et al. Usefulness of beta–blocker therapy in patients with non–insulin–dependent diabetes mellitus and coronary artery disease. Bezafibrate Infarction Prevention (BIP) Study Group. Am J Cardiol 1996; 77: 1273–7.

29. King H., Aubert R.E., Herman W.H. Global Burden of Diabetes, 1995–2025. Prevalence, Numerical Estimates, and Projections. Diabetes Care 1998; 21: 1414–1431.

30. Kwaan H.C. Abnormalities of Hemostasis and Fibrinolysis in Diabetic Patients With Emphasis on Coronary Artery Disease. Medicographia 2001; 23: 114–118.

31. Laakso M. Epidemiology of Diabetic Dyslipidemia. Diabetes Rev 1995; 3: 408–422.

32. Levinson B., Graney WF., DeVault AR. et al. Age is not reason for dose adjustment for fosinopril in hypertension. [abstract 1029] Am J Hypertens 1989; May 2 (pt2): 8A.
      33. Lowel H, Koenig W, Engel S, et al. The impact of diabetes mellitus on survival after myocardial infarction: can it be modified by drug treatment? Results of a population–based myocardial infarction register follow–up study. Diabetologia 2000 Feb;43(2):218–26.

34. Malmberg K., Ryden L., Hamsten A., et al. on Behalf of the DIGAMI Study Group. Effects of Insulin Treatment on Cause–Specific One–Year Mortality and Morbidity in Diabetic Patients With Acute Myocardial Infarction. Eur Heart J 1996; 17: 1337–1344.

35. McMurray J, McDonagh T, Morrison CE et al. Trends in hospitalization for heart failure in Scotland, 1980–1990. Eur Heart J 1993; 14: 1158–1162.

36. Moye LA, Pfeffer MA, Wun CC, et al. Uniformity of captopril benefit in the SAVE Study: subgroup analysis. Survival and Ventricular Enlargement Study. Eur Heart J 1994; 15 (Suppl. B):2–8.

37. Narayan K.M.V., Gregg E.W., Engelgau M.M., et al. Translation Research for Chronic Disease. Diabetes Care 2000; 23: 1794–1798.

38. Nathan D.M., Meigs J., Singer D.E. The Epidemiology of Cardiovascular Disease in Type 2 Diabetes Mellitus: How Sweet It Is ... or Is It? Lancet 1997; 350 (Suppl. 1): S4–S8.

39. Olivier P.B., Germain M.L., Carette B.D. et al. Elevation of serum creatinine following fosinopril therapy // Ann. Pharmacother. – 1999. – Vol. 33. – P. 382-383.
       40. Pyorala K., Laakso M., Uusitupa M. Diabetes and Atherosclerosis: an Epidemiologic View. Diabetes Metab Rev 1987; 3: 463–524.

41. Reaven G.M. Banting Lecture 1988. Role of Insulin in Human Disease. Diabetes 1988; 37: 1595–1607.

42. Reitsma JB, Mosterd A, De Craen AJM et al. Increase in hospital admission rates for heart failure in the Netherlands, 1980–1993. Heart 1996; 76: 388–392.

 43. Ritter J.M., Chowienczyck P.J. Role of Endothelial Dysfunction in Cardiovascular Complications of Diabetes Mellitus. Medicographia 2001; 23: 107–111.

44. Romundstad S, Holmen J, Kvenild K, Hallan H, Ellekjaer H. Microalbuminuria and all-cause mortality in 2,089 apparently healthy individuals: a 4.4-year follow-up study. The Nord-Trondelag Health Study (HUNT), Norway. Am J Kidney Dis 2003;42:596-598.

45. Steiner G. Risk Factors for Macrovascular Disease in Type 2 Diabetes. Classic Lipid Abnormalities. Diabetes Care 1999; 22 (Suppl.3): C6–C9.

46. The SOLVD Investigattors. Effect of enalapril on mortality and the development of heart failure in asymptomatic patients with reduced left ventricular ejection fractions. N Engl J Med 1992; 327: 685–91.

47. Tatti P., Pahor M., Byington RP. et al. Outcome results of the fosinipril vs amlodipine cardiovascular events randomized trial (FACET) in patients with hypertension and NIDDM.- Diabetes Care - 1998; 21: 597–603.
       48. UK Prospective Diabetes Study (UKPDS) Group. Intensive Blood–Glucose Control With Sulphonylureas or Insulin Compared With Conventional Treatment and Risk of Complications in Patients With Type 2 Diabetes (UKPDS 33). Lancet 1998; 352: 837–853.

49. Yusuf S, Thom T, Abbott RD. Changes in hypertension treatment and in congestive heart failure mortality in the USA. Hypertension 1989; 13: 174–179.

 50. Yuyun M.F., Khaw K.-T., Luben R., Welch A., Bingham S., Day N.E., Wareham N.J. A Prospective Study of Microalbuminuria and Incident Coronary Heart Disease and Its Prognostic Significance in a British Population. The EPIC-Norfolk Study. Am J Epidemiol 2004; 159:284-293.
       51. von Fallois J, Faulhaber HD.Nebivolol, a beta blocker of the 3rd generation: modern therapy of arterial hypertension. Results of a multicenter observation study.Schweiz Rundsch Med Prax. 2001 Mar 15;90(11):435-41. 

52. Wilson P.W.F., Anderson K.M., Kannel W.B. Epidemiology of Diabetes Mellitus in the Eldery: the Framingham Offspring Study. Am J Med 1986; 80 (Suppl. 5A): 3–9.

53. Wingard D.L., Barrett–Connors E., Criqui M.H., Suarez L. Clustering of Heart Disease Risk Factors in Diabetic Compared to Nondiabetic Adults. Am J Epidemiol 1983; 117: 19–26.

 54. Zanchetti A, Crepaldi G, Bond MG et al. Different effects of antihypertensive regimens based on fosinopril or hydrochlorothiazide with or without lipid lowering by pravastatin on progression of asymptomatic carotid atherosclerosis: principal results of PHYLLIS – a randomized double-blind trial. Stroke 2004; 35: 2807–12.
 

 

Литература

Литература
1. Артериальная гипертензия: применение ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента, проф. Г.Г. Арабидзе, Институт кардиологии им. А.Л. Мясникова РКНПК Минздрава РФ, Москва
2. Hui KK. еt al. Pharmacokinetics of fosinopril in patients with various degrees of renal function. Clin Pharmacol and Therap 1991; 49: 457–67.
3. Ford NF. et al. Single-dose and steady-state pharmacokinetics of fosinopril and fosinoprilat in patients with hepatic impairment. - J Clin Pharmacol 1995; Feb (35): 145–50.
4. Deedwania PC. Clinical profile of fosinopril, a novel phosphinic acid ACE inhibitor, for the treatment of heart failure. Heart Failure 1995; 11:3.
5. Levinson B., Graney WF., DeVault AR. et al. Age is not reason for dose adjustment for fosinopril in hypertension. [abstract 1029] Am J Hypertens 1989; May 2 (pt2): 8A.
6. Tatti P., Pahor M., Byington RP. et al. Outcome results of the fosinipril vs amlodipine cardiovascular events randomized trial (FACET) in patients with hypertension and NIDDM.- Diabetes Care - 1998; 21: 597–603.
7. O’Grady P., Yee K.F., Lins R., Mangold B. Fosinopril/hydrochlorothiazide: single dose and steady-state pharmacokinetics and pharmacodynamics // Brit. J. Clin. Pharmacology. – 1999. – Vol. 48. – P. 375-381.
8. Olivier P.B., Germain M.L., Carette B.D. et al. Elevation of serum creatinine following fosinopril therapy // Ann. Pharmacother. – 1999. – Vol. 33. – P. 382-383.
9. Berdah J., Guest M., Salvador M. Study of the efficacy and safety of fosinopril in general practice in 19 435 hypertensive patients (FLIGHT Study) // Ann. Cardiol. Angiol. – 1998. – Vol. 47. – P. 169-175.
10. Вершинина А. М., Гапон Л. И., Вебер Э. Е., Попова С. Н., Плюснин А. В. Терапевтический архив №4 2005
11. Asselbergs F.W., Diercks G.F.H., Hillege H.L., et al., for the Prevention of Renal and Vascular Endstage Disease Intervention Trial (PREVEND IT) Investigators. Effects of fosinopril and pravastatin on cardiovascular events in subjects with microalbuminuria. Circulation 2004; 110: 2809-2816.
12. Журнал «Сердечная Недостаточность» , «Российские программы оценки эффективности лечения фозиноприлом больных с артериальной гипертонией и сердечной недостаточностью. Проект ТРИ Ф (ФЛАГ, ФАСОН, ФАГОТ)», сентябрь, том 4, № 5 2003 г.
13. Zanchetti A, Crepaldi G, Bond MG et al. Different effects of antihypertensive regimens based on fosinopril or hydrochlorothiazide with or without lipid lowering by pravastatin on progression of asymptomatic carotid atherosclerosis: principal results of PHYLLIS – a randomized double-blind trial. Stroke 2004; 35: 2807–12.
14. David D., Jallad N., Germino FW. еt al. A comparison of the cough profile of fosinopril in hypertensive patients with a history of ACE inhibitor-associated cough. Am J Ther 1995; Oct (2): 806–3.
15. Wilson PW, Cupples CF, Kannel WB. Is hyperglycemia associated with cardiovascular disease? The Framingham Study. - Amer. Heart J 1991;121:586-90.
16. Tuomilehto J., Rastenyte D., Birkenhager WH et al. Effects of calcium–channel bkockade in older patients with diabetes and systolic hypertention
17. Brown M.J., Castaigne A.,de Leeuw P.W., et al. Influence of diabetes and type of hypertension on response to antihypertensive treatment. Hypertension. 2000; 35:1038–1042.
18. Карпов Ю.А. Лечение артериальной гипертонии: выбор первого препарата. Русский медицинский журнал 2001; № 10: с. 396–400.
19. Смирнов А.А., Надеева О.И., Уваров А.В, Ужегов К.С. Применение фозиноприла при лечении рефрактерной стенокардии у лиц пожилого возраста. Клинмед1999; №10:с.35–38.
20. Yusuf S., Lonn E. Anti–ischaemic effects of ACE inhibitors: review of current clinical evidence and ongoing clinical trials. Eur Heart J 1998; 19, suppl. J: J36–J44.
21. Klahr S. Relevance of diet in the progression of Renal Insufficiency. In Koch K.M., Stein G. ( ed ): Pathogenetic and Therapeutic Aspects of Chronic Renal Failure. M. Dekker, Inc., New-York-Basel, 1997; 1—13.
22. Преображенский Д.В., Сидоренко Б.А. Ингибиторы ангио-тензинпревращающего фермента в лечении поражений почек различной этиологии. Рус. мед. журн. 1998; 24: 1533—40.
23. Yuyun M.F., Khaw K.-T., Luben R., Welch A., Bingham S., Day N.E., Wareham N.J. A Prospective Study of Microalbuminuria and Incident Coronary Heart Disease and Its Prognostic Significance in a British Population. The EPIC-Norfolk Study. Am J Epidemiol 2004; 159:284-293.
24. Romundstad S, Holmen J, Kvenild K, Hallan H, Ellekjaer H. Microalbuminuria and all-cause mortality in 2,089 apparently healthy individuals: a 4.4-year follow-up study. The Nord-Trondelag Health Study (HUNT), Norway. Am J Kidney Dis 2003;42:596-598.
25. Стрюк Р.И., Петрова Т.В., Орлова Т.А., Нагорнев С.Н. Клиническая эффективность фозиноприла у больных гипертонической болезнью в сочетании с метаболическими нарушениями // Кардиология. – 1999. – № 7. – С. 13-16.
26. Rostand SG, Brown G, Kirk KA et al. Renal insufficiency in treated hypertensive patients. N Eng J Med 1989; 320: 684–8.

Передрук матеріалів сайту вітається , при наявності прямого гіперпосилання (hyperlink) без редіректа на http://www.webcardio.org.
Система Orphus Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Теми

 Ваша оцінка нашого сайту нам дуже важлива. Знайдіть нас і тут:

WebCardio.ORG в twitter WebCardio.ORG в FaceBook WebCardio.ORG на Youtoube WebCardio.ORG на Linkedin

ТЕМА ДНЯ 

ХVІI Конґрес Світової Федерації Українських Лікарських Товариств.

 

 

З'їзд відбудеться 20-23 вересня 2018 року в м. Тернопіль... >>>

Привітання з днем медичного працівника!

Привітання з днем медичного працівника! Вітаємо всіх лікарів, медсестер, лаборантів і санітарів з професійним святом... >>>